Последние комментарии

  • Борис Залозный
    Поведение дочери называется УМНИЧАНИЕ, то что делает из умного человека идиота.  Отказ от получения информации ОЧЕНЬ ...НЕ ОБЯЗАНА!
  • Борис Залозный
    Может! Еще как может: в горячке и т.д.НЕ ОБЯЗАНА!
  • vera dobryagina
    Больной человек...Оставьте маму в непроходящем счастье от того, что у вас появляются какие-то проблемы,  человеку нич...МАТЕРИНСКИЙ ДОЛГ

ВЧЕТВЕРОМ В ОДНУШКЕ


Как можно было допустить, чтобы взрослая дочь и взрослый сын спали в одной кровати? Как можно было допустить, чтобы родители спали совсем рядом со взрослыми детьми?
Как живут другие семьи в однокомнатных квартирах, если такие есть?
Мама обижается, что я с ней не общаюсь. И на брата обижается.
Тот не общается ни со мной, ни с родителями. И для этого, я считаю, и у меня, и у брата есть очень веские причины. Нам стыдно. Нам ужасно стыдно друг перед другом. Нам ужасно противно смотреть родителям в глаза.



Неужели мама считала, что мы идиоты и ничего не понимаем?
Это ужасно, что я вам сейчас расскажу. Я никогда и никому об этом не рассказывала, но сегодня решилась, тем более погода за окном плачет холодным осенним дождем...
У нас была замечательная семья. Красавица мама, очень красивый и видный отец, очень спокойный и умный, гуманитарий, сказочник, весельчак и балагур. Папа так много нам с братом рассказывал сказок, что я и сейчас не представляю, где он их брал такое количество.

Мы с братом погодки, он старше на год. Я родилась в 1991, он в 1990. Время тогда было тяжелое во всех отношениях. На заводе, где работала мама, зарплаты месяцами не платили, а издательство, где работал отец, и вовсе закрылось. Родители пытались чем-то торговать, что-то куда-то возили, что-то из Москвы привозили. Мама постоянно ругала папу, что ей нечем кормить детей. Однажды родители решили продать нашу огромную квартиру в центре города, деньги вложить в бизнес и купить на какое-то время однушку. Временно. Все это временно. Но ничего нет более постоянного, чем временное.

Мы с братом ходили в 5 класс, когда родительский бизнес прогорел. Родители потеряли все, еще и должны остались. Каким-то чудом выплатили долги, но сами опустили руки.

Для нас наступило какое-то жуткое время. Время без будущего. Время, которое нас ранило и морально уничтожало. Мне даже сегодня мерзко и больно об этом вспоминать. Это моя травма. Моя глубокая, моральная рана. Думаю, не только моя, но и брата.

Наша однокомнатная квартира была 16 метров и малюсенькая кухня, в которой мы не могли даже все вместе сесть за стол. В комнате стояла полуторная кровать родителей, с противоположной стороны наш с братом один на двоих диван, трехстворчатый шкаф, книжный шкаф, малюсенький письменный стол, два стула и тумбочка с телевизором. Места было не просто мало, а был занят каждый сантиметр и был очень узкий проход.

Мама устроилась на какую-то работу на единственном заводе, папа устроился в школу учителем трудов и географии. Жили мы скромно, денег едва хватало на самое необходимое. Но тогда все примерно одинаково жили. Но наш отец, вместо того, чтобы как-то выбираться из этой голодной ямы, стал выпивать. Мы видели, как наши соседи открыли какую-то строительную фирму, купили машину и переехали в просторную квартиру. Потом еще одни открыли автомастерскую и тоже уехали. Тетя Валя с двумя детьми тоже купила квартиру и уехала. Она парикмахерскую открыла, а потом еще одну. И только мы продолжали жить здесь и медленно деградировать. В одной квартире поселилась семья алкашей, в другой один алкаш, напротив тоже алкаши. В нашем доме селились те, кто после развода разъезжался.

У отца появились новые друзья-алкаши, его выгнали с работы...
Отец домой приходил поздно и вот в этих метрах, он начинал приставать к маме.
Мама плакала и просила отстать, рядом дети, все слышно. Отец и слышать не хотел. Он говорил, что дети в это время крепко спят, ничего не слышат. Но мы все слышали. Слышали приставания, слышали движения, слышали стоны мамы и мычание отца.

Я несколько раз просила маму развестись, уйти от алкаша. Но мама говорила, что отец без нее пропадет, да и куда мы пойдем?

Так продолжалось всегда. Так продолжалось до тех пор, пока мы не закончили школу. Да, я всегда спала с братом. Представьте, взрослая девушка спит со взрослым братом. Нет, ничего и никогда, даже намека со стороны брата не было. Но сам факт. И уйти спать в другое место он не мог, такого места в квартире просто не было.

Мне казалось, что отец уже даже нас не стесняется. Делает свои дела и спать. Утром ему не было стыдно. Никогда. Даже маме стыдно не было. Все делали вид, что никто ничего не знает и не слышит и ничего нигде не происходит.
Брат закончил школу и сразу же уехал. С тех пор я никогда его не видела, хотя и скучаю. Но мне, наверное, стыдно будет ему смотреть в глаза, да и ему мне. Наверное, для нашей встречи должно пройти больше времени.
Когда брат уехал, родители переселили меня на кровать, а сами заняли диван, который откровенно скрипел ночами. На этот скрип родители просто не обращали внимания. Такое впечатление, что в квартире они были одни.

Я с огромным нетерпением ждала окончания школы и тут же уехала. Когда собирала сумку, мама подошла и извинилась. Попросила простить ее, если что-то не так. Оказывается, отец болен. У него проблемы с головой и психикой. Поэтому он не всегда дает отчет своим поступкам.

А мне что? Мне что?
Кто меня поймет? Я жила в этом ужасе столько лет.
Мама иногда звонит, просит приехать. А я не могу. Я не могу. Не могу? Что мне делать?
Простить? Я давно простила...
Просто я не понимаю, как могла мама такое допустить? Как можно было допустить такую жизнь? Как можно жить в однокомнатной квартире такой семье? Как можно было допустить, чтобы взрослая дочь и взрослый сын спали в одной кровати? Как можно было допустить, чтобы родители спали совсем рядом со взрослыми детьми?

Как живут другие семьи в однокомнатных квартирах, если такие есть?

Как мне быть? Нужно ли перешагнуть через себя и начать общаться с родителями? Для чего? Нет, у меня нет желания общаться с ними.
Источник ➝

Популярное в

))}
Loading...
наверх