Последние комментарии

  • Наталья Пищулина20 сентября, 14:56
    Если мать по телефону дочь достает, в Москве она дочери совсем житья не даст и внучке нервы измотает. Капризы с возра...МАМЕ НЕЧЕГО ДЕЛАТЬ В МОСКВЕ!
  • vera dobryagina20 сентября, 13:21
    Не понятно написала, или с глазами проблема? Чему я тут могу завидовать, если не считаю этот апгрейд нужным вообще? В...НАРЯДНЫЕ
  • Евгений Луценко20 сентября, 13:11
    СЕБЕ И МУЖУ, вообщето. А так, да КТО КОМУ И ЧЕМ ОБЯЗАН

ЦЕНА НЕЛЮБВИ

Я хочу рассказать вам историю жизни одной женщины.

Узнала я ее совершенно случайно, от одного из вельветовых блоггеров, и история эта потрясла меня своей обыденной трагедийностью, своей банальной катастрофичностью, своей страшной ежедневностью: все это происходит каждый день и каждый час вокруг нас с вами, а мы так к этому привыкли, что уже не замечаем.

Жила-была девочка, младшая дочь в большой семье.

Время было лихое — только-только закончилась одна война и зрела другая, городок переходил то в руки поляков, то в руки красноармейцев, есть было нечего, некогда зажиточные родители потеряли все свое нехитрое богатство и с трудом выживали.

В конце концов отец не выдержал и уехал — вглубь польской стороны, туда, где не было Советов и, казалось, не было никаких тревог.

А мать девочки — и все дети — остались.

Брошенная женщина — она совсем не могла найти в себе силы любить своих детей.

То есть она заботилась о них, кормила, как могла одевала, укладывала спать в строго определенное время, но всем своим сердцем она желала, чтобы дети любили ее.

А дети хотели, чтобы она любила их. И очень обижались, когда понимали, что у матери на эту любовь нет ни сил, ни желания.

Дети не очень-то любили свою вечно рассерженную маму, потому что она их не любила.

И она по-настоящему не любила детей, потому что требовала от них благодарности и любви.

Ребенок приходит в этот мир с невероятной жаждой любви.

Он маленький, он только что родился, ему холодно, одиноко и страшно.

Ему нужно совсем немного: теплая волна любви, идущая от мамы: я здесь, мой малыш, я с тобой, я тебя люблю, я по-прежнему тебя защищаю. Так просто!

Но эта волна и запускает самое важное умение человека — умение отдавать свою любовь.

Но вернемся к нашей истории. 

А в ней вскоре было обвинение в связях с врагом народа (эмигрировавший отец между тем продолжал решать судьбу семьи), ссылка в Сибирь, страшные, голодные годы: маленькую девочку одну-одинешеньку посылали через дремучий лес к соседнему хутору воровать на поле мерзлую картошку.

Она шла через сибирскую тайгу, маленькая девятилетняя девочка, вокруг выли волки, и она твердо знала: никто в этом мире ее не любит.

Потому что когда любят — через лес не посылают.

Потом разрешили вернуться, и семья вернулась, и девочка вышла замуж, но жилось ей не то чтобы сладко: она по-прежнему ждала, нет, она уже требовала, чтобы наконец-то ее хоть кто-нибудь полюбил так сильно, как нужно было любить маленького ребенка.

И чем больше она вырастала, тем больше росло в ней это когда-то не удовлетворенное желание настоящей любви.

Конечно, ее муж — золотой человек — старался, как мог, но не соответствовал.

Ибо разве может мужчина полюбить так, как должна была любить мать?

Потом у нашей героини родились дети. Она родила их много: она хотела, чтобы в мире появилось как можно больше людей, которые ее искренне и по-настоящему любят.

А дети — дети сами хотели любви.

Они росли и обижались, что мама не любит, злится, обижает, вредничает — они, конечно, не могли понять, что их мама так и осталась маленьким недолюбленным ребенком, рождающим детей не для того, чтобы любить, а для того, чтобы быть любимой.

Разумеется, постаревшую нашу девочку не любили и ее собственные внуки: она по-прежнему искала в них хоть капельку искренней, всепрощающей, всепоглощающей любви, но внуки — это маленькие потребители бабушкиных ласк, они не умеют любить бабушек просто так, они их любят «за что-то».

Разве могут внуки полюбить злую бабушку?

А бабушка была всегда злой — потому что годы шли, жизнь заканчивалась, а ее никто так и не полюбил с той силой, которую она ждала с самого своего несчастного детства.

И когда пришла пора умирать — она просто сошла с ума.

Потому что риск умереть нелюбимой стал превращаться в страшную реальность.

Вот-вот я умру, а меня за всю мою жизнь так никто и не полюбил.

И она стала бросаться на людей, ломать им пальцы, проклинать их, говорить им гадости, рвать волосы своих дочерей.

И иногда просить тонким-тонким голосом: «Ну обними меня посильней, крепенько-крепенько».

А только кто ж ее, такую, искренне и без страха обнимет…

Она вот-вот умрет, эта женщина, и теперь никто — даже если очень этого захочет — не сможет ей доказать, что любит ее.

Потому что ее жажда, ее потребность огромна, как космос, как та бесконечность, которая ее ждет.

Девочки и мальчики, пожалуйста, любите, любите детей.

Маленькая, несложная родительская любовь, ежедневные объятия, поцелуи и теплые слова — как это просто, и как это невероятно важно!

Любите их, пожалуйста, и своих, и чужих, и взрослых, и старых, потому что человек, которого не любят, никогда не проживет счастливую жизнь.

Из нелюбимых детей вырастают преступники, убийцы, злодеи, подлецы, из нелюбимых дочерей вырастают ущербные матери, не умеющие любить.

Одна нелюбовь — и сколько загубленных жизней по цепочке…

Детей нужно любить, даже если они кажутся нам черствыми, неблагодарными, глупыми или непослушными, их нужно любить безусловно, просто за то, что они есть.

Детей нельзя оценивать и сравнивать, их нельзя заставлять и принуждать к ответной любви, и более того: от детей ничего нельзя даже ждать взамен.

Потому что любовь — это не предмет обмена.

Эта наша святая обязанность — несмотря ни на что.

Автор: Анна Северинец

Источник ➝
'

Популярное

))}
Loading...
наверх