оксана чернышева предлагает Вам запомнить сайт «Стерва & К°»
Вы хотите запомнить сайт «Стерва & К°»?
Да Нет
×
Прогноз погоды

“Светить – и никаких гвоздей! Вот лозунг мой и солнца» (с) Неважно что говорят в спину, важно что мы сами о себе думаем!

НОВЫЕ ТЕМЫ
ДУРА И ГОНДУРАС
Лана Гаечка 19 дек, 10:53
0 1
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0
ЧТО НУЖНО БАБАМ
Лана Гаечка 19 дек, 10:22
0 2
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0
КОМУ ОН НУЖЕН, ЭТОТ ВАСЯ?....
Лана Гаечка 19 дек, 10:09
+1 5
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0
БЫВШИЙ ЖЕНИХ И ЕГО БЫВШИЕ ПОДАРКИ
Лана Гаечка 19 дек, 10:00
0 3
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0
НЕТ ДЕНЕГ НА ПОЛОВУЮ ЖИЗНЬ
ГусЕна ***** 18 дек, 14:22
+1 21
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0
Ты в замке ледяной Королевы не один! (Голубка)
Яна Асадова 18 дек, 14:21
+4 0
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0

Седая

развернуть
Седая

У меня есть два телефона. Один рабочий, другой личный. Иногда по вечерам я звоню с рабочего телефона на свой.

Ну, тот, который личный. Личный. Слово какое чужое. Зачем звоню? Проверить. А вдруг я не доступна или со связью может проблемы какие-нибудь. Вдруг, кто-то не может до меня дозвониться или мое сообщение потерялось где-нибудь на полпути. Мое сообщение. Которое кто-то мне написал. Адресованное мне. Еще у меня есть страничка в социальной сети. Она всегда открыта. Я вечно онлайн. По вечерам за доброй порцией виски я постоянно обновляю свою страничку. Вдруг кто-то написал мне сообщение в интернете, а я его не вижу. Но кроме своей же фотографии на полмонитора и пары идиотских записей на своей странице я не вижу ничего. Я даже почтовый ящик каждое утро проверяю. Железный ящик. Хотя прекрасно знаю, что там только счета на оплату коммунальных услуг и пара рекламных проспектов. Мне не пишут писем. Уже давно никто никому не пишет писем. Бумажных. С засушенными цветами между тетрадных листов. Чернильных. С кривыми буквами. А когда я выпиваю больше положенного, даже выхожу на балкон и жду голубей. Это уже совсем глупо, но я жду. А вдруг?

Адресант мой мне не известен. Да и текст письма я себе плохо представляю. Ну, может, стандартное «Привет. Как дела?». Пусть даже не подписывается. Было бы даже лучше, если бы письмо пришло без подписи. Тогда я смогла бы мечтать. Представляла бы своего адресанта перед сном. Или за своей порцией вечернего виски.

Но, нет. Ни писем, ни сообщений в сети, ни телефонных звонков. Ночь.

- Это я! Я это сделала! – пробуждение с криком. Это я кричу. – Я, я, я… - перехожу на шепот. Закрываю глаза. Снова ложусь на свою подушку. Вытираю капли пота над верхней губой.

- Я могла бы стать балериной. Смотри, какие у меня длинные руки! - смеюсь. Смотрю на него закрыто, с хитростью, с боязнью. Вытягиваю обе руки вверх, мы лежим на траве. Вдруг не оценит, вдруг и не балерина вовсе. Оценивает. Глаз его я не вижу, он в солнечных очках. Но точно знаю – оценивает.

- А смогла бы, Катюня! Вот ей-богу, смогла бы! – смеется заливисто, открыто, с душой. – Белокожая, длинноногая. Чего не стала-то? Балериной?

- Не знаю, Кость. Не стала, и все. Главное, что могла.

Мне семнадцать, ему тридцать восемь. У меня уже нет длинных кос, я уже умна, но еще не опытна. А он. Он еще молод, но уже прожжен, все еще красив, но уже сед. И мы постоянно смеемся.

- Костя, - я переворачиваюсь со спины на живот, майка задирается, травинки колят голые бока, снимаю с него очки, он щурится. – Кость, почему ты еще не женат?

- Катюнь, ну, на хрена ж мне жена? Мне ж если и жениться, то только на балерине, а где её найдешь? Ты же вот балериной стать не захотела – прищурив один глаз, смотрит на меня. Вытягиваю руки вверх, зажмуриваюсь, улыбаюсь.

Звонок будильника. Ненависть. Сегодня мне двадцать четыре. Я уже на полголовы седая. Сегодня я живу примерно за пару тысяч километров от родного дома. Где я окажусь завтра, я не знаю. Здесь я уже около года, для меня это очень много. Завтра я уже могу проснуться седой полностью. Я не удивлюсь. Работа, не мой дом, таблетки и постоянное ожидание ночи. Снов. Очень страшных снов.

- Катюнь, в субботу на шашлыки с палатками. Поедешь?

- А ты меня у мамы отпросишь?

- Обижаешь! Уже. Гитару не забудь только, подруга!

Снова смотрю на него. Мой. Весь. Прижаться бы, обнять. Протягиваю руку в пустоту.

- Екатерина Андреевна, все в порядке?

- Что? – Недоуменный взгляд на молоденькую помощницу. Я снова задумалась. Вернее, ушла куда-то. В себя. Глубоко. – Да, Марина, все в порядке. – Злой колючий взгляд в ее сторону. Молоденькая помощница старше меня на два года. Я взяла сигареты и пошла в курилку.

Дым. В легких, в носу, в голове, за окном. Я так и не научилась курить.

- Катюнь, видишь туман?

- Ага.

- Вот. Ты когда куришь, туман километров на десять ложится. – Снова смеется. Заливисто, добродушно. Обнимает меня за талию, сам не понимает, играется. И я играюсь. Заигрываю. Я только учусь, но моя молодость – мой козырной туз. Гибкая, самоуверенная. Тянусь к губам.

Глубокий вздох. Это я так надрывно дышу. В пустой курилке. На улице грязно, неприятно, промозгло. Ветер не толкает в спину, не кидается в лицо. Он давит с боков, пытаясь сделать людей плоскими. Ветер со всех сторон. И бьет, и бьет в дребезжащие окна курилки. Пугает меня. Пытается напугать. В такую погоду я родилась. Через девять дней мне исполнится двадцать пять. В такую погоду я это сделала. Через одиннадцать дней исполнится ровно семь лет.

- Костя! Костя! Вернись! Ну, убей меня! – я бегу за поездом. – Это я! Я, Я, Я! – снова просыпаюсь от собственного крика. Вытираю пот со лба.

Тянусь к губам. Получаю крепкий поцелуй в щеку. С причмокиванием.

- Да ладно – шепчу в ухо. Шепчу так, чтоб не слова было слышно, а только дыхание. Прижимаюсь крепче, выгибаюсь, провожу рукой по его щеке. Толчок. Спиной о кору дерева, возле которого стою. Волосы цепляются за кору. Стон. Он не слышит. Взбешен.

- Катюня! – глаза свирепые, зеленые. Ядовитые. Злится на меня, я не понимаю. Растеряна. – Катюня! Не дури! – Увидел, что мне больно. Что плачу. Обнял. – Ты как дочь мне, дуреха. Ну, поедем домой.

- Мне тут недалеко, Кость. Я к друзьям еще подойду. Поезжай. – Улыбаюсь натянуто. Прячу слезы.

- Ну, ладно тогда. Я поехал. Завтра гитару не забудь. – Потрепал по щеке. Подбадривает. Ушел, наконец-то. Уже не вижу его фигуры. На улице тепло, смеркается. Рядом никого нет. Выдуманные друзья, видимо, давно разошлись по домам. Села в траву. Завыла. Натурально так, как зверь какой. Никто и не поймет, даже если услышат. Услышит. Но он, должно быть, уже далеко. Провыла полночи.

Звонок будильника. Ненависть. Еще пара седых прядей обнаружены в процессе умывания. Зеркало уже не хочет мне меня показывать. Да хоть и не отражаюсь, какое мне дело. Зеркала показывают влюбленных, любимых, несчастных, желающих и желанных. Потерянных зеркала не любят. Чем потерянее, тем бледнее, чем бледнее, тем меньше в доме зеркал.

- Екатерина Андреевна, вам на какое число отпуск поставить?

- Отпуск? –я повернула голову к говорившей. Кто-то из бухгалтерии. Не помню, как ее зовут.

- Ну, да, отпуск. Вы уже год работаете, а в отпуске ни разу не были. У вас 28 дней отпуска. Так с какого числа?

- С завтрашнего. – Даже не раздумывала. Просто на язык попросилось.

- Вообще так не делается, конечно, но Федор Михайлович сказал, отпустить вас, когда захотите.

- Федор Михайлович?

- Ну, да. Директор наш. – Посмотрела на меня, как на чумную. –Так что с завтрашнего дня вы в отпуске. – Убежала. Радостная. Почему так радуется? Может, знает что-то про меня? Это уже паранойя.

Поехать? К кому? К маме? Помнит ли меня? Я – единственная дочь. Конечно, помнит. И молитву, скорее всего, каждый вечер обо мне читает. Наверное, за упокой. Я дословно помню мое последнее ей письмо. «Не ищи. Люблю». Чернильное. С засохшей сиренью. Она нашла его в своем железном ящике, прибитом к калитке. Она плакала. Долго, горько. Я видела. Стояла за широким тополем напротив.

Взяла билеты. С утра поезд.

Пролазию на заднее сидение машины. За спиной увесистый рюкзак, в руках гитара. На заднем сидении куча тюков, мешков, собранная палатка. Наша палатка. Рядом еще одна. Видимо будет еще кто-то.

- Кость, а почему на заднее сидение меня посадил? – обиженно надуваю ярко намалеванные губки.

- Надо еще кое за кем заехать, Катюнь. – не смотрит на меня.

Рыжая. Россыпь веселых веснушек по розовым щекам. Старше меня лет на десять. Может на пятнадцать. По-хозяйски устраивается на водительском кресле. Он уступил ей место водителя. Со мной никогда так не делал. И не смотрел на меня так никогда. В сердце закрадывается тогда не понятное еще что-то. Гадкое, противное, не по погоде холодное.

- Привет, подруга! – смотрит на меня весело, глаза зеленые. «Может, сестра его? – проносится в голове – да, скорее всего». Успокаиваюсь. Что-то холодное в душе засыпает. Улыбаюсь. – Знакомиться будем?

- Катюня, знакомься, это Маша.

Взгляд не ясный. Не понимаю его. Первый раз в жизни не понимаю. Мой становится не моим. Сдохнуть.

- Ху из Маша? – смотрю в упор. Лениво пережевываю жевачку. Пытаюсь казаться шлюхой. Пытаюсь показать - «моё». Обнимаю его за плечи через сидение. Смотрю на нее. Ненависть. Не сестра.

- Я – девушка Кости. – смеется надо мной. Понимает же, что он мой. Только мой. Какая девушка? – И мы с тобой, Катерина, теперь, видимо, закадычные подружки! – Треплет меня за щеку. Ледяной ужас. Страх.

Поезд отбывает. Я ненавижу поезда. После того, как бежала за одним из них изо всех своих крохотных сил, ненавижу. Семь лет прошло. Без пятнадцати шесть – показывают мои наручные часы. Без десяти дней семь лет – видится мне. Купе. В попутчиках пожилая пара. Беру сигареты и ухожу в тамбур. Буду сеять туман. Всю дорогу.

- Катюня ,сыграй, а – он выпил. Добрый, ласковый. Мой. И ледок растаял. Простил меня за дурацкую выходку у дерева. Ему она показалась дурацкой, а я то знаю – это только начало. Будет. Все будет. И поцелуй, и ночь, и день. Вместе.

Мы втроем. Вторая палатка оказалась предназначена мне. Рыжая любезно предлагает переночевать с ней вдвоем. Я соглашаюсь. Не допущу, чтоб он остался с ней на ночь.

Поцелуй. Я накланяюсь за гитарой. Он совершенно рядом. Вот он. Вижу его кроссовки. Поднимаю голову и… поцелуй. Мой. Мой поцелуй! Достался ей. И объятия. Они садятся близко к костру и обнимаются. А я мечтаю, чтобы она загорелась. Чтобы была вся в огне. В таком же рыжем, как и ее волосы. Я запеваю. Стихи Марининой. «Я счастлива, что вы больны не мной…» Проницательно смотрю на него. Он на меня совсем не смотрит. Больно.

- Девушка, не умрете от никотинового отравления? – кто-то рядом выдергивает меня из мною же созданного омута. Поезд равномерно покачивается. Мужчина рядом. Улыбается.

- Вам то что? – сурово смотрю в его глаза. Поправляю очки на переносице. Убираю седую прядь со лба.

- Что, что? Познакомиться хотел. – Заигрывает. – Адресок попросить. Письмо бы написал.

Смотрю на него сквозь толстые линзы. Рыжий. Нос прямой. Волевой подбородок. Лет на десять старше меня. Слишком молод.

- Нет у меня адреса.

Ухожу в свое купе. Ложусь на место, отведенное мне кассиршей, продающей билеты на поезда.

- Катюня, это тебе! – Мама достает из обветшалого шкафа платье. Бирюзовое. В пол. Декольте вышито бисером, плечи открыты. Она счастлива. – На свадьбу пойдешь. Костик наш женится наконец-то.

Гроб. Не платье, а гроб.

- Не хочу бирюзовое. Поменяй на черное. Черный стройнит.

Мама в растерянности. Я улыбаюсь. Подхожу ближе. Целую ее в щеку.

- Мамочка, ну, пожалуйста. Я лучше знаю, что мне идет. Хочу черное.

Мама непонимающе кивает.

Два дня назад мне исполнилось восемнадцать. Ветер дует со всех сторон. Осень.

- Я скоро вернусь, мама. До подруги дойду и вернусь.

Выбегаю на улицу. Везде ветер. Будто следит за мной. И внутри и снаружи один ветер. Добегаю до того дерева. Сажусь в траву. Вою. Никто и не поймет, что это я. Он не поймет. Будет грешить на ветер. Вою дико. Я ранена. Слез нет, только вой.

Поезд останавливается глубокой ночью. Моя станция. Куда идти?

- Катюня? Катенька… - тихо так, на выдохе. Старая. Как же ты постарела. Сколько тебе сегодня? Шестьдесят? Семьдесят? Не могу вспомнить.

- Мама, только не плачь, ну, пожалуйста! – я молю. Не могу видеть ее слезы. В них ведь виновата я. Я не люблю быть виноватой. Поэтому и сбежала. – Можно я зайду?

Сторонится. Пропускает меня в дом. Молчит. Отводит глаза. А мне так хочется в них посмотреть. Взять за подбородок, повернуть к себе и смотреть. И видеть там ненависть, злобу, что угодно, только не сочувствие. Только не любовь.

Кутается в шерстяной платок. Наводит чай.

- Ты может голодная с дороги? – и все не смотрит на меня.

Ненавидишь? Презираешь? Ну, взгляни же! Дай посмотреть, что там за радужной оболочкой твоих глаз!

- Нет, спасибо. Я не голодна.

Суетится возле стола. Разливает кипяток по кружкам. Проливает себе на руку. Вздрагивает. Я касаюсь обожженной кожи. Поворачивает голову ко мне. Любовь. Выстраданная, выплаканная, выпрошенная в ночных молитвах, вырванная из лап холодного осеннего ветра любовь. А еще счастье. Тихое такое. Личное. Только свое. И ни намека на желание задавать вопросы, никакого любопытства. Встаю. Обнимаю ее крепко-крепко. Ненавижу себя.

- Прости меня, мама – обнимаю ее за колени. Она сидит в своем старом бордовом кресле, укутав ноги в синтетический плед. Гладит меня по голове. Перебирает длинные запутанные волосы.

- Ты поседела, Катенька.

- Ты тоже.

Так проходит ночь. Без слов, без слез, без вопросов. Я ей благодарна. Снова окутывают воспоминания.

- Костя, ты дома? – звоню ему из автомата.

- Нет, Катюнь, я сегодня в ночную смену. – Голос уставший, серый.

- Ты меня с днем рождения не поздравил! Мне вообще-то восемнадцать стукнуло! Или совсем про друзей забыл со своей свадьбой? – скрыть злость в голосе не получается.

- Катя, прости. – Он никогда не называл меня Катей. Неужели, все? Неужели, совсем потеряла? – С днем рождения тебя. С прошедшим.

- Кость, у тебя все в порядке? – я начинаю всерьез тревожиться. – Так, когда свадьба-то?

- Не знаю пока – прерывистый вздох. Плачет. Мне становится любопытно. Я улыбаюсь. Тихо так. Незаметно. Неужели, ветер все-таки донес мой вой на небеса? Мою молитву.

- Кость, что произошло?

«Изменила. Бросила. Сбежала с другим. Умерла» - проносится мимолетно в голове.

- У Маши выкидыш. На серьезном сроке. Она больше не сможет родить. – Плачет. – А я даже рядом быть сейчас не могу!

- А жизни ее уже ничего не угрожает? – спрашиваю я заботливо. Последняя надежда.

- Нет.

Грохот. По асфальту рассыпались осколки моей последней надежды.

- Но она в жутком состоянии, Катюнь! Не спит, не ест. Только смотрит куда-то в одну точку. Я так боюсь за нее. Я так ее люблю.

Снова грохот. Это уже разбилось сердце. И любовь. А из маленьких частей любви, как мозаика с недостающими пазлами, сложилась ненависть.

- Катя, ты меня слышишь? – он раздавлен. Слабак.

- Да, Костя. Я просто в шоке. Я соболезную и переживаю, ты знай. Я завтра зайду к вам обязательно. Пока.

- Спасибо, милая. До встречи.

Стою на перекрестке. Направо – домой. Налево – в его квартиру. У меня есть ключи. Стою и лелею только что родившееся чувство. Ненависть. Все как-то складывается само собой. Бездумно. Бездушно. Поворачиваю налево.

Возле входной двери снимаю грязные ботинки. Перчатки и куртку не снимаю. Прохожу в прихожую. Потом в комнату. Свет нигде не включаю. Она сидит спиной. Смотрит в окно. Даже головы не повернула. Волосы на фоне не завешанного окна аж горят ярким пламенем. Адским. Я подхожу в плотную и присаживаюсь на корточки возле ее коленей. Поворачивается. Взгляд бессмысленный, блуждающий. Смотрит на мой лоб, переводит взгляд на губы, на щеки, потом на глаза. Как будто пытается понять, кто перед ней. И зачем.

- Катя? – тихо-тихо так, чуть наклоняя голову набок. – Ты чего? Поздно уже.

Я беру ее за руки. Мои ладони до сих пор в кожаных мокрых перчатках. Она передергивает плечами. Пытается улыбнуться.

- Машенька, ну что же ты раскисла совсем? Костя переживает, даже плачет. – Смотрю на нее снизу вверх. Немного из-подлобья. – И почему ты не спишь еще?

- Не хочется. – Вздыхает. Отворачивается.

Я встаю и подхожу к туалетному столику. На нем много баночек с разными таблетками. Я не сильна в медицине, но понимаю, что это обезболивающие, снотворные, успокоительные. Сгребаю все в охапку и кладу возле ее ног. Направляюсь на кухню. Наливаю огромную кружку воды. Возвращаюсь. Снова сажусь к ее ногам. Беру ее ладонь и всыпаю туда по несколько таблеток из каждого пузырька.

- Надо выпить, Машенька. Костя попросил прийти и проследить, чтоб ты все это выпила.

Даю ей во вторую руку кружку с водой. Страх. Сейчас все поймет. Кинет мне в лицо эти пилюли. Выльет воду за шиворот. Поднимет крик.

- А это не много? – Спрашивает рассеянно. Будто ответ ее и не интересует вовсе. Взгляд устремлен в окно.

- Костя сказал именно столько. Не переживай, хуже не будет. Я прочитала все этикетки. Это же в основном витамины и слабое снотворное. Тебе надо набираться сил.

- Но я уже пила сегодня что-то. Успокоительные какие-то наверное. – Голос вялый. Не может ни на чем сфокусировать взгляд. Видимо, уже на самом деле что-то приняла. Но мне это только на руку.

Я начинаю терять терпение. Она все смотрит на меня. Ждет каких-то еще слов.

- Пей! – слишком резко. Не спугнуть бы. Потом будто извиняясь за грубость – Костя сказал, так будет лучше.

Заглатывает всю россыпь. Обильно запивает водой. Наконец-то. Я успокаиваюсь и снова удобно устраиваюсь у ее ног. Проходит примерно час. Поднимаю голову. Копна рыжих волос рассыпалась по ее плечам. Глаза закрыты. Встаю. Подношу свое лицо к ее лицу. Прислушиваюсь. Еле-еле дышит. Прерывисто. Тихо-тихо. Немного морщит нос. Из груди вырывается глухой отдаленный стон. Борется. Со смертью. Еще несколько мгновений. Затихла.

Я убила ее.

Открываю глаза. Раннее утро. Ясное почему-то, не по времени года. Так и уснула пару часов назад на полу, у маминых ног. Мама тоже дремлет. Выхожу на улицу. Тепло, как-то даже слишком тепло. По-моему, мне за последние семь лет так тепло ни разу и не было. Прищуриваюсь от солнечного света. А что дальше? Возвращаться туда, откуда я приехала, не намерена. Уже слишком много времени на одном месте. Надо бежать дальше. Куда? Господи, не могу понять до сих пор, от кого я бегу!

- Катенька, - раздается из-за спины. Поворачиваюсь. Мама смотрит на меня робко. Я понимаю, что пугаю ее. Своим молчанием, своим жестким за много лет выработанным взглядом, своими не по возрасту седыми волосами. Понимаю, что хочет спросить что-то. Взгляд ее просящий, умоляющий, вот-вот расплачется. Я наклоняю голову немного на бок, пытаюсь улыбнуться. Угадываю вопрос.

- На неделю точно останусь, а там посмотрим, хорошо?

Кивает. Я снова поворачиваюсь спиной. Задумываюсь. Вспоминаю.

- Маша умерла. – Сидит напротив меня за столом. Глаза пустые, бесцветные.

- Костенька! – это мама. Ахает, прикрывает рот ладошкой. Обнимает его за шею, плачет. – Костя! Да как же так!

- Сама. Сама это сделала – мне кажется, он сам своим словам не верит. И глазам своим, наверное, не поверил, когда утром вернулся домой. Я думаю, он пытался ее разбудить. Брал ее под мышки, как тряпичную куклу, пытался поставить на ноги. Может даже бил по щекам или поливал ее лицо холодной водой. А потом понял, что она сама холоднее самой холодной воды и, наверное, бросил ее и выбежал на улицу. А может быть, долго сидел с ней на руках и укачивал, как ребенка. Может, просто сел к ее ногам, как я сидела этой ночью, и долго-долго плакал. Может, и кричал.

Мама плачет.

Я отворачиваюсь. Не могу ни слушать, ни смотреть. Боюсь улыбнуться или заплакать. Сама не знаю, если встречусь с ним глазами, вскрикну от радости или завою. Мне страшно. Этой ночью я убила человека. Я – убийца. Я смогла. А раскаянья нет. Просто не стоило трогать мое, тогда ничего бы и не произошло. Ни выкидыша, ни нервного срыва, ни смерти. Не я в этом виновата, кажется мне.

Вокзал. Он с небольшой дорожной сумкой. У меня за плечами рюкзак. У него в руках один билет. У меня в потайном кармане куртки тоже билет. Тоже один. Он об этом не знает. Похороны закончились пару часов назад. В сельской столовой с десяток родственников еще поминают усопшую. Пьют свойский самогон, закусывают свойскими малосольными огурцами.

- Прощай, Катя. Мне кажется, больше не увидимся. Я точно не вернусь. – Совершенно мертвый. Бесцветный. Как будто вместе с ней и его закопали. Что же я наделала? Двоих.

- Прощай, Костя.

Его поезд потихоньку трогается. Он заскакивает на ступеньки своего вагона. Останавливается в дверях. Смотрит на меня. Поезд набирает обороты. Я бегу все быстрее и быстрее. Не могу! Мучает меня что-то! И вот уже набираю воздух в легкие, чтоб закричать «Это я, Костя! Я это сделала!», но нет. Резко останавливаюсь. Смотрю на его лицо еще несколько долгих мучительных секунд. Он скрывается из виду. Глубокий вздох. Объявляют о прибытии моего поезда. Мой поезд едет совершенно в другую сторону. Нам с моим любимым теперь точно не по пути. Через несколько минут уезжаю и я. Сажусь на свое плацкартное место, вагон начинает несильно покачиваться, машинист размеренно разгоняет состав, обрекая меня на долгие семь лет скитаний и одиночества.

- Мама, - я осторожно присаживаюсь на краешек стула. – Мама, я… Я, наверное, поговорить хочу.

Тяжело-то как. Все я, конечно, рассказать ей не смогу. Но хоть как-то попробовать объяснить, почему она семь лет молилась ночи напролет, почему до сих пор под ее подушкой лежит мое прощальное письмо из трех слов и ветка уже давно осыпавшейся сирени, я обязана. Она садится напротив. Взгляд открытый, материнский. Взгляд, дающий понять, что своего ребенка сердце примет любым, лишь бы был рядом.

- Мама, я просто очень любила его. – Опускаю взгляд долу. Понимаю, что все равно правды всей рассказать никогда и никому не смогу. Да и нужна ли она ей? – Костю. – Берет меня за руку. Нежно. Дышит еле слышно. Боится спугнуть только что первый раз за семь лет открывшееся навстречу кому-то сердце. Мое сердце. – Любила с рождения, мне кажется. Он же всегда был рядом с нами. После смерти папы так и остался за тобой присматривать. Я как только поняла, что женщины любят мужчин, сразу знала – только его, только он. Ты не подумай, он ни разу даже повода не дал, но я любила. А потом он потерял свою возлюбленную, а я потеряла его. Я бы погибла, мама, если бы осталась на месте. И я сбежала. Вот и все. Прости меня.

Мой взгляд встретился с ласкающим материнским взглядом. Она простила. Уже давно. Наверное, еще семь лет тому назад. Я заплакала. Первый раз, по-моему, заплакала. Не завыла без слез, как раненый звереныш воет, забившись в норку, а именно заплакала, по-бабьи так, искренне. Мама обняла меня крепко. Прижала к себе.

- Ну, тише, тише, Катюня. Не за что тебе прощения просить. Было, да быльем поросло. Никуда ты больше не поедешь.

- Да, мамочка, я останусь дома. Я не хочу больше убегать.

Так и простояли с час. Она гладила меня по голове, перебирала мои длинные почти полностью седые волосы, пока я не успокоилась. А потом отстранила немного меня, взяла за лицо и тихо с улыбкой:

- Доча, что ж ты седая вся? А давай волосы тебе покрасим.

Я улыбнулась в ответ. Я дома.


Источник →

Опубликовала Надя Васильченко , 08.10.2018 в 18:39
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0

Комментарии

Показать предыдущие комментарии (показано %s из %s)
Денис
Денис 8 октября, в 20:37 Много текста Текст скрыт развернуть
0
Платон Корешков
Платон Корешков Денис 8 октября, в 22:09 Дак хуль, вискарь под косяка воодушевляет фантазию.
Текст скрыт развернуть
0
Денис
Денис Платон Корешков 9 октября, в 15:18 А то! Текст скрыт развернуть
0
Надя Васильченко
Надя Васильченко Денис 9 октября, в 15:21 Ну, Вы, блин! - У человека Трагедия! :D :D :D Текст скрыт развернуть
0
Денис
Денис Надя Васильченко 9 октября, в 15:28 Какая еще трагедия? Не посадили, радовацо должна Текст скрыт развернуть
1
Надя Васильченко
Надя Васильченко Денис 9 октября, в 17:48 А как потом вырасти??? :D :D :D Текст скрыт развернуть
0
Денис
Денис Надя Васильченко 9 октября, в 22:46 Я думал в 24 детство заканчивается. Не угадал? Текст скрыт развернуть
1
Надя Васильченко
Надя Васильченко Денис 9 октября, в 23:27 Да... Дерева от Вас не дождешься... :D :D :D Текст скрыт развернуть
1
Евгений Луценко
Евгений Луценко Денис 10 октября, в 20:19 начинается только в 24. Текст скрыт развернуть
0
Константин Кашин
Константин Кашин 9 октября, в 19:34 А чаво, сюда уже целые книги можно вставлять? Я и не знал...  Давайте Дубровского вставим-обсудим, у меня дети его в школе проходят...  Там тоже нешшасная любофф...   
Пы Сы:  Деффке ешшо 25,   а уже - Екатерина Андреевна...  Это-ж надо, какой карьерный рост,  обзавидуешься...   8)
Текст скрыт развернуть
0
Надя Васильченко
Надя Васильченко Константин Кашин 9 октября, в 19:50 Тут много чиго можно вставлять! :D :D :D Текст скрыт развернуть
0
Оленька В
Оленька В 10 октября, в 01:29 чё за дерьмо?
сочинение прыщавой 13-летней лолиты. 
"Я запеваю. Стихи Марининой. «Я счастлива, что вы больны не мной…» "  --  это на стихи ЦВЕТАЕВОЙ "Мне НРАВИТСЯ, что Вы больны не мной" 
и таких ляпов тут полно! 
тока зря потратила время. 
теме - МИНУС.
Текст скрыт развернуть
1
ГусЕна *****
ГусЕна ***** Оленька В 11 октября, в 06:39 Мудачок поношенный поиграл с девчушками и сколько дизней загубил и сибался... Текст скрыт развернуть
1
Показать новые комментарии
Показаны все комментарии: 13
Комментарии Facebook
ДУРА И ГОНДУРАС

ДУРА И ГОНДУРАС

19 дек, 10:53
0 1
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0
ЧТО НУЖНО БАБАМ

ЧТО НУЖНО БАБАМ

19 дек, 10:22
0 2
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0
КОМУ ОН НУЖЕН, ЭТОТ ВАСЯ?....

КОМУ ОН НУЖЕН, ЭТОТ ВАСЯ?....

19 дек, 10:09
+1 5
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0
БЫВШИЙ ЖЕНИХ И ЕГО БЫВШИЕ ПОДАРКИ

БЫВШИЙ ЖЕНИХ И ЕГО БЫВШИЕ ПОДАРКИ

19 дек, 10:00
0 3
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0
НЕТ ДЕНЕГ НА ПОЛОВУЮ ЖИЗНЬ

НЕТ ДЕНЕГ НА ПОЛОВУЮ ЖИЗНЬ

18 дек, 14:22
+1 21
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0
Ты в замке ледяной Королевы …

Ты в замке ледяной Королевы не один! (Голубка)

18 дек, 14:21
+4 0
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0
Откуда взялась такая любовь?…

Откуда взялась такая любовь? (Голубка)

18 дек, 12:31
+8 23
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0
ТРАНЖИРА В ДЕКРЕТЕ

ТРАНЖИРА В ДЕКРЕТЕ

17 дек, 14:38
+2 11
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0
ПРИЧИНЯТЬ ДОБРО ИЛИ НЕТ?

ПРИЧИНЯТЬ ДОБРО ИЛИ НЕТ?

17 дек, 11:28
+3 56
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0
МУЖСКОЙ КЛИМАКС

МУЖСКОЙ КЛИМАКС

17 дек, 11:22
+6 27
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0
МУЖ ПЕРЕПИСЫВАЕТСЯ С ТРАНСОМ

МУЖ ПЕРЕПИСЫВАЕТСЯ С ТРАНСОМ

17 дек, 10:41
+2 7
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0
ГОЛЛИВУД - САМЫЕ КРАСИВЫЕ АК…

ГОЛЛИВУД - САМЫЕ КРАСИВЫЕ АКТРИСЫ ХХ ВЕКА

17 дек, 09:08
+7 7
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0
Замок ледяной Королевы (Голу…

Замок ледяной Королевы (Голубка и Париж)

17 дек, 07:02
+6 0
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0
Пьянка у баронессы (Голубка)

Пьянка у баронессы (Голубка)

17 дек, 06:49
+2 7
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0
НРАВСТВЕННОСТЬ В ГЛУБИНКЕ ВЫШЕ?

НРАВСТВЕННОСТЬ В ГЛУБИНКЕ ВЫШЕ?

16 дек, 15:39
+1 19
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0
ЯБЛОЧНЫЙ ПИРОГ И СЕРЬЁЗНЫЕ ОТНОШЕНИЯ

ЯБЛОЧНЫЙ ПИРОГ И СЕРЬЁЗНЫЕ ОТНОШЕНИЯ

16 дек, 12:46
+2 22
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0
ДОБРОВОЛЬНОЕ ОБРЕЗАНИЕ

ДОБРОВОЛЬНОЕ ОБРЕЗАНИЕ

16 дек, 09:13
+2 14
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0
БЕЗ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ

БЕЗ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ

15 дек, 17:00
-1 24
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0
Голубка. Париж 1993 год.

Голубка. Париж 1993 год.

15 дек, 10:51
+3 0
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0
Голубка моя, или мерзкие тай…

Голубка моя, или мерзкие тайны Коломбины

15 дек, 10:13
+3 14
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0
ЯПОНСКАЯ ЧАЙНАЯ ЦЕРЕМОНИЯ

ЯПОНСКАЯ ЧАЙНАЯ ЦЕРЕМОНИЯ

15 дек, 08:28
+2 23
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0
КАКАЯ РАЗНИЦА ЧТО ПРОДАВАТЬ …

КАКАЯ РАЗНИЦА ЧТО ПРОДАВАТЬ - МОЗГИ ИЛИ ПОЛОВЫЕ ОРГАНЫ?

14 дек, 18:11
+3 56
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0
Мерзкие тайны Коломбины

Мерзкие тайны Коломбины

14 дек, 12:59
+2 92
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0
РЕМОНТ В ЧУЖОЙ КВАРТИРЕ?

РЕМОНТ В ЧУЖОЙ КВАРТИРЕ?

14 дек, 09:16
+1 8
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0
МЕНЯЮТСЯ ЛИ МУЖЧИНЫ С НОВЫМИ ЖЁНАМИ?

МЕНЯЮТСЯ ЛИ МУЖЧИНЫ С НОВЫМИ ЖЁНАМИ?

14 дек, 08:54
+1 53
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0
КАК ВОСПИТЫВАЛИ РУССКОГО ДВОРЯНИНА

КАК ВОСПИТЫВАЛИ РУССКОГО ДВОРЯНИНА

14 дек, 08:46
+4 12
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0
МОСКОВСКИЙ ЖЕНИХ С КВАРТИРОЙ

МОСКОВСКИЙ ЖЕНИХ С КВАРТИРОЙ

14 дек, 08:16
+1 14
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0
Злая судьба не дала вам крас…

Злая судьба не дала вам красоты? Жены и фаворитки королей.

13 дек, 12:53
+2 42
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0
ОНКОБОЛЬНЫЕ В ПЛЕНУ У МРАКОБЕСИЯ

ОНКОБОЛЬНЫЕ В ПЛЕНУ У МРАКОБЕСИЯ

13 дек, 10:02
+1 75
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0
КТО ЛУЧШЕ - ИВАН ИЛИ АЛИ?

КТО ЛУЧШЕ - ИВАН ИЛИ АЛИ?

13 дек, 09:53
+3 40
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0
КОМУ НУЖНЫ ОБЫЧНЫЕ МАШИ И ДУНИ?

КОМУ НУЖНЫ ОБЫЧНЫЕ МАШИ И ДУНИ?

12 дек, 10:58
+4 28
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0
СТЫДНО ЛИ РАЗВОДИТЬСЯ В ШЕСТОЙ РАЗ?

СТЫДНО ЛИ РАЗВОДИТЬСЯ В ШЕСТОЙ РАЗ?

12 дек, 10:51
0 17
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0
ИСПОЛЬЗОВАТЬ МУЖИКА ВТЁМНУЮ

ИСПОЛЬЗОВАТЬ МУЖИКА ВТЁМНУЮ

12 дек, 10:39
0 15
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0

Комментарии к фото

ЖИГА жига
НУ разве я стерва? .... ПОКА НЕ ПРИЖМЁШЬ В ТЕПЛОМ МЕСТЕ К ТЕПЛОЙ СТЕНКЕ НЕ ПОЙМЁШЬ..)))
ЖИГА жига это я !
ЖИГА жига
ПОЛОСАТАЯ ПАНТЕРА..))
ЖИГА жига y_6e3bf426
ЖИГА жига
ВСЕ ПРЕЛЕСТИ НА МЕСТЕ... И ПОДЧЕРКНУТЫ...))
ЖИГА жига 5654938442799481
ЖИГА жига
МЕЧТА СТУДЕНТА...))))
ЖИГА жига Фото00011
г б
Завелась-то не метла, а старушка....проказница.
г б 20
Степан Нефедов
красота спасет мир
Степан Нефедов завтрак
Игорь ДЫМАРИ
Экономия диктует нравственность. Всё таки мои рекламки на пользу кому то...
Игорь ДЫМАРИ Фото00011
вадим иванов
да можно позавидовать поссону
вадим иванов Фото00011
Анатолй ДАН
правильно написано !!!
Анатолй ДАН foto (15)
Игорь ДЫМАРИ
Хочу дачу, и просто радуюсь, что хочу...
Игорь ДЫМАРИ завтрак
НАТАЛЬЯ СЛОЖЕНИКИНА
НАТАЛЬЯ СЛОЖЕНИКИНА Свидание.
николай заболотских
-прости хуже
николай заболотских это я !
серж markoni
какие персики!
серж markoni Фото0279
серж markoni
Иришка прелесть!
серж markoni x_5ae34484
серж markoni
А Вас не смоет с камушка???
серж markoni Русалочка
серж markoni
Зайчика погладить можно????
серж markoni зая
серж markoni
какой взгляд!
серж markoni Копия DSC02545
серж markoni
прелестна!!!
серж markoni Новый 2011 год
серж markoni
Можно выпить и этими персиками закусить???
серж markoni CIMG1870
серж markoni
Слепой на ощупь определит!!!!!!
серж markoni Все мужики-слепые!!))
серж markoni
Почему все? Вижу, красавица!!!!!!!!!!!
серж markoni Все мужики-слепые!!))
серж markoni
Кому не сдадитесь?
серж markoni Постарею..ВСЕ РАВНО..НЕ СДАМСЯ!))
серж markoni
Высшее мастерство асса это в упор и в темечко!!!!
серж markoni Изображение [07.02.2011] 0011
серж markoni
Нам одного адвоката уже хватило в 1917 году. Ещё один появился М.... !!!!!
серж markoni Изображение 026
вадим иванов
зачет))
вадим иванов ЗАЗЕРКАЛЬЕ......
вадим иванов
почаще так стой тебе понравится)))
вадим иванов y_6e3bf426
вадим иванов
не ты красотка))
вадим иванов это я !
вадим иванов
под пивко потянет)))
вадим иванов Фото00012
вадим иванов
с бигудями лутсше на волосатом мотороллере гонять
вадим иванов 20
вадим иванов
я бы там позавтракал пожалуй
вадим иванов завтрак
ВХОД НА САЙТ

Поиск по блогу

Все любят стерв, просто не все признаются!


Запомнить

СЮДА СТОИТ ЗАГЛЯНУТЬ!)

И СЮДА!)

А ТУТ ИНТЕРЕСНО!)

Популярное за месяц
То, о чем не принято говорить

То, о чем не принято говорить

Яна Асадова Смерть первая. Она была горбата и некрасива. Она прожила длинную жизнь без мужа и детей. Но она одна из самых прекрасных женщин, кото

Яна Асадова 18 окт, 16:17
+42 89
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0
РЕЖИМ БЕЗСЕКСИЯ

РЕЖИМ БЕЗСЕКСИЯ

Сегодня общалась с одним семьянином, который отбыл супружеского срока 4 года, ему 35, жене 27. Режим безкексия у них начался сразу после свадьбы, а до нее все был

Лана Гаечка 12 сен, 08:48
+23 58
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0
СВИДАНИЕ С КАВАЛЕРОМ СТОИМОСТЬЮ В 6 ТЫСЯЧ РУБЛЕЙ

СВИДАНИЕ С КАВАЛЕРОМ СТОИМОСТЬЮ В 6 ТЫСЯЧ РУБЛЕЙ

Поверив в то, что тиндер спасет всех, даже пухленьких разведенок с двумя детьми, Верочка решила попытать счастья и разместила свое фото без прикрас. Пышные формы

Лана Гаечка 6 сен, 10:28
+21 20
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0
КОГО ОНИ ВЫРАЩИВАЮТ???

КОГО ОНИ ВЫРАЩИВАЮТ???

Морена, здравствуйте! Недавно в спортивном клубе произошла ситуация, которая совершенно вывела меня из себя. Заходим с девочками после занятия в раздевалку, а

Лана Гаечка 30 ноя, 08:02
+21 83
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0
СТАРЕЮЩИЕ КОБЕЛИ И ИХ ПРОДУМАННЫЕ ЖЁНЫ

СТАРЕЮЩИЕ КОБЕЛИ И ИХ ПРОДУМАННЫЕ ЖЁНЫ

Работящий муженек Светланы поехал дачу к зиме подготавливать, а у нее на работе выходной образовался. Решила она мужа обрадовать и приехала нежданно. Ну и увидела

Лана Гаечка 2 окт, 07:24
+19 38
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0
ВЯЛЫЙ БОЛТ НА ХРУПКОМ ЖЕНСКОМ ТЕЛЕ

ВЯЛЫЙ БОЛТ НА ХРУПКОМ ЖЕНСКОМ ТЕЛЕ

- Если ты будешь так есть, то через пару лет с тобой никто не будет заниматься любовью! И муж уйдет! – любил пугать женщин с хорошим аппетитом мой незабвенный

Лана Гаечка 3 сен, 08:59
+18 55
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0
ОСУЖДАЕМЫЕ ТЕМЫ
КОРОВА, ОЧНИСЬ ОТ КОМЫ САМООБМАНА!

КОРОВА, ОЧНИСЬ ОТ КОМЫ САМООБМАНА!

Увидела в газете 2 стоящие бок о бок фотографии: Алеси Кафельниковой и Марии Максаковой. Снимки иллюстрировали статьи об этих женщинах. Фото: Соцсети, Виктор

Лана Гаечка 21 окт, 08:56
-22 46
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0
ЛЕЧИТЬ ИЛИ УСЫПЛЯТЬ?

ЛЕЧИТЬ ИЛИ УСЫПЛЯТЬ?

В нашей семье скандал. Мама приехала с дачи и привезла с собой своего старого кота. Мы были против, но она нас не послушала. Коту лет 10 и он болеет. Правда, ран

Лана Гаечка 1 окт, 15:34
-13 116
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0
ТОЛЬКО ПОСЛЕ СВАДЬБЫ!

ТОЛЬКО ПОСЛЕ СВАДЬБЫ!

Наташа договаривалась с парнем, что они подождут со взрослыми делами до свадьбы. Но паря не выдержал и отказался брать в жены кошку в мешке – настойчиво потребова

Лана Гаечка 28 сен, 08:02
-12 29
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0
ЧТО БЫЛО ХОРОШО В СССР?

ЧТО БЫЛО ХОРОШО В СССР?

В комментариях ко вчерашнему посту о том, что СССР , собственно, не дал миру ничего толкового, многие читатели написали — "ну ведь так не быв

Лана Гаечка 20 сен, 18:59
-11 30
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0


Люди

98981 пользователю нравится сайт stervaik.ru